В редакцию «Листка» обратились жители села Гусевка. Попросили приехать, встретиться с жителями, посмотреть на их мост. Мост через реку Ишу – это их вечная головная боль и единственный на данный момент способ сообщения с большой землей. «Гусевка — как отдельное государство, надо выбирать президента да отсоединяться», - мрачно шутят местные.

Дорога к мосту — по районному центру, вообще-то – как после бомбежки. Яма на яме, грейдер по ним плачет. Недавно были осадки, и каждая ямка сверкает водой. Водитель наш сразу говорит: «Это ж они тут постоянно машины ремонтируют, с такой-то дорогой». Потом нам эту информацию подтвердили — да, ремонтироваться приходится часто. Но ладно машина — она все-так частная собственность, владельцу надо, он и вкладывается. А вот мост — он не частная собственность. Он вообще ничья, получается, территория...
У пресловутого сооружения нас уже ждут. Рассказывают наперебой, иногда не сдерживаясь в выражениях:

- Мост сейчас содержат сами жители. Он был бетонный, его еще совхоз строил, потом его взорвали – когда был ледяной затор, взрывали лед и не рассчитали, заряд оказался прямо под мостом... Этот мост был и полностью железным, и подвесным. Уже третий мост строим, опять он разбился весь, ремонтировать надо, даже ходить по нему уже неудобно и никто не хочет нам помочь.

Жители говорят, что неподалеку вроде как делают объездную дорогу — причем через гору. Нам рассказали – уже была попытка проложить этот путь несколько лет назад, но дорогой так особо никто и не пользовался, потому что никто ее не содержал должным образом, подсыпку не делали, а застревать никому не хотелось. Ну и поскольку она была просто накатом, то за это время почти заросла. Жители Гусевки не знают, сколько средств ушло на то, чтобы «пробить» первую дорогу, но уверены, что деньги были вложены зря. С ними проект не обсуждали, да и есть ли тот проект — они сомневаются: «Вот сейчас прокопают, сколько миллионов туда уйдет — неизвестно, а тут на мост надо всяко-разно меньше денег. Вот тут трубу вкопать и вот тут...».

- Дорогу эту, понятно, будет переметать зимой. Тут по деревне-то зимой никто не чистит, а тут место открытое, хоть немного продувает, а на горе место закрытое и туда явно не поедут, - говорит одна из женщин.

- После того, как мост взорвали, это было начало 2000-х, сюда ни пожарная машина, ни машина скорой проехать не могут, так как не проходят по высоте (на мосту ограничение по высоте). После взрыва местные сами, своими силами, поставили мост — необходимость была, а помогать нам никто не собирался, - рассказывает мужчина, – другой дороги не было (да и сейчас нет) и это был единственный мост. В Гусевке живет порядка 130 человек, пожилых — человек 10, очень много молодежи, много маленьких детей.

- Хорошо, что у нас ни осенью, ни весной не было пожаров, - говорит местная жительница Наталья Ивановна, – мне зам по строительству сказал, мол, мы вам вокруг дорогу чистим осенью и весной – вроде как, если какая чрезвычайная ситуация, то той дорогой нам спасаться. А что толку? Нас отрезает в половодье и мы не можем даже добраться до той дороги...

- Зимой тут дороги не чистят, потому что коммунальная техника сюда не может попасть. Да и до моста чистят через раз. Чистят у нас сами местные жители. И сами же мы делаем зимой переправу: мужики собираются, от снега очищают и делают ледовую переправу, чтоб была возможность той же пожарной или скорой проехать. В прошлом году был пожар – хорошо, что была ледовая переправа, пожарная машина смогла проехать, а если бы ее не было - пожар бы пошел дальше по улице. Мы тут живем от выборов до выборов — перед выборами начинают ходить агитаторы, потом дают пиломатериал, - говорит сельчанин.
На вопрос о том, обращались ли гусевцы к властям и что те говорят, раздаются нервные смешки. Наталья Ивановна говорит:

- Я писала письмо Бердникову, он ответил, что за мост отвечает администрация района. А там говорят — нету денег, даже на проект. Зато на дорогу вот есть... Начали копать тут буквально позавчера.

- Все делается очень тихо и разговоры по деревне идут довольно-таки странные. Например, поговаривают, что когда там дорогу сделают, этот мост разберут, - вставляет еще одна женщина.

- Или говорят, что мост сделают пешеходным, закрыв его для проезда транспорта, я позавчера у Борисова была, - добавляет Наталья Ивановна. («Ага, сейчас. Он не строил его, пусть не лезет», - реагируют мужики).

Тут жители вспоминают, как строили этот мост и другой, в самой Чое - «вы же видели, какие мосты у нас строят, деньги-то вложены, а по ним то ездить нельзя, то ходить страшно», «в газете районной писали про это».

К вопросу о работе властей – с жителями, по их словам, никто ничего не обсуждал, ни о чем не сообщал. Есть ли проект какой, нет ли его – им неизвестно. Были ли публичные слушания, они тоже не знают. Во всяком случае, их туда не приглашали.

«Денег надо стало кому-то, вот и начали строить», - убеждены некоторые. «Проекта нет, скорее всего. Если нет денег на проект моста, то на этот откуда? Сейчас последние деньги потратят и все...», - вздыхают другие. «А делает комхоз — техника их вся», - уверенно говорят третьи.

Как сами жители села видят решение проблемы сообщения с райцентром?

- Нам надо нормальный мост, и не надо никаких дорог объездных. Содержание и эксплуатация этой дороги будут очень дорогими. Пожарная часть и больница близко к мосту, это куда удобнее, чем за несколько (называется цифра в 12 км) километров по горе объезжать, - говорит житель.

- У него (Борисова) отговорка — этот мост нигде на балансе не стоит, как мы будем строить. А как в верхах везде строят? - говорит Наталья Ивановна. - Был пешеходный – строят автомобильный, как-то же они строят? На балансе наш мост не стоит, потому что якобы его не взяли на баланс посла развала совхоза. Был у нас Дулин, директор совхоза. Мы его все время вспоминаем, дорогу нам сделал... а потом ферма развалилась, он ушел и мы остались ни с чем. Глава села Любовь Королева живет вот тут, около моста, сама на машине ездит же, но ничего не предпринимает по поводу этой проблемы... ей что Борисов скажет, то она и делает. А он на сходе в тот раз что сказал? «Потерпите нас еще полтора года, и мы уйдем». Весь район эти слова цитировал, а может, и вся республика. А там, значит, хоть трава не расти. А нам-то тут жить дальше!

- Как удается жителям самим поддерживать мост в рабочем состоянии?

- Собираемся, кто брус дает, пилмат, кто трактор, кто помогать приходит. Как-то брус удалось выбить через депутата. За тросами в ДРСУ обращались. Денег не хватило — сами складывались, - рассказывают гусевцы.

- Я вот водитель с корой помощи, я не могу сюда проехать... УАЗик проходит, а «Газель» нет.

- А я в пожарной части работаю, тоже не можем проехать...

- У меня ребенок — инвалид, у него эпилепсия. Бывают тяжелые приступы. Скорую вызываю, они доезжают до моста и идут пешком. Я в конце деревни живу. Пока врач дойдет, с чемоданчиком в руках — помереть можно. И что она сделает?

***

Двое местных жителей и автор этих строк поднялись на УАЗике на гору, где работали трактор и пара мужчин, рядом стоял еще один УАЗик. Мужчины весьма быстро запрыгнули в автомобиль и уехали, разговаривать с корреспондентом отказались.

Мы прошли по глиняно-земляной каше, посмотрели, где проходила старая дорога и куда уходит новая, оценили высоту горы. Представить, что здесь будет действительно хорошая дорога, сложно – надо или какое-то хитрое инженерное решение, позволяющее при минимуме затрат сделать максимум работ, или действительно хорошее дорожное покрытие, которое бы не развозило весной и осенью. Ну и содержание, конечно, должно быть постоянным — бороться со снежными переметами, освещать, поддерживать в нормальном состоянии... А на все это нужны весьма немалые деньги. Совершенно ясно, что бедный Чойский район и еще более бедное Чойское сельское поселение этого не осилят.

***

Мы связались с первым заместителем главы администрации МО «Чойский район» Марианной Диминевой. Она рассказала, что ремонт моста, действительно, требует наличия проектно-сметной документации, а в муниципальном образовании таких денег нет и взять негде. К тому же, сам мост будет стоить несколько десятков миллионов – здесь прозвучал пример про мостовой переход над маленькой речушкой в Сугуле. Тем не менее, бросать гусевцев никто не собирается и именно для доступа в село и делается та самая дорога. На вопрос о том, есть ли проект на нее, Марианна Наколаевна сказала, что «мы просто расчищаем старую... это будет проселочная дорога, накат. Пока так. Ну, у нас вообще дороги не блещут. Жители, конечно, недовольны, но сейчас не 90-е годы, все надо делать по закону».

***

Наталья Ивановна Долгова обратилась в прокуратуру Чойского района с просьбой проверить «законность вскопки горы с целью проведения дороги из с. Гусевка в с. Чоя», а также развеять сомнения сельчан относительного наличия проекта этой дороги. Заявление принято 3 октября, мы следим за развитием событий.

Инна Жулаева. Фото автора

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)